Нарн и Хин Хурин. Легенда о мужестве

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Секрет - 484 год

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода: Секрет.
2. Время отыгрыша: 484 год, осень.
3. Погодные условия: Пассмурно, небольшой дождь.
4. Задействованные персонажи: Маглор, Льюин.
5. Место действия: Амон Эреб.
6. Краткий сюжет: Очень странный гном Льюин приезжает к эльфам Феанора, чтобы узнать об их кулинарных секретах. К сожалению, он найдёт ответы не на те секреты, которые он ожидал.

0

2

Дороги Белерианда нынче стали опасными. Приходилось путешествовать только в самых южных землях, скрытно и так, чтобы не оставлять следов. Но и там пару раз Льюин натыкался на опасность, встретив разбойников, которых ему еле удалось отогнать с помощью топора. Провизии было мало. Но гном, несмотря на всё это, и не думал унывать, твёрдо решил идти вперёд. Его новой целью стало стремление как-нибудь отыскать цивилизованных эльфов, чтобы у них узнать секреты их мастерства. Мастерством этим было древнее и старинное искусство, которым занимались все народы без исключения. Называлось это искусство кулинарией. Наверное, для некоторых оно не было таковым, но гномы Красных холмов считали иначе. Вскоре Льюин определился с конечной целью. Ей стали владения сыновей Феанора, что по рассказам зелёных странников теперь жили у одинокой горы Амон Эреб. Льюин поспешил туда.
На границах Амон Эреб его встретили, мягко говоря, не очень приятно. Сначала расспрашивали целый час, потом с конвоем и с подозрительными взглядами сопроводили к воротам поселения. Война и изгнание не очень благоприятно сказались на угрюмых воителях.
Оказавшись в поселении, Льюин начал думать, что ему делать дальше. Вломиться в первый дом он не мог, поэтому стал искать место, где бы ему присесть. Вскоре он увидел лавку. Дав короткий отдых ногам, гном начал подниматься вверх по склону. К сожалению, он не мог рассчитывать, что его приютят, поэтому готовился весь день и всю ночь провести под открытым небом, но к несчастью случился дождь.
- Да…- сказал раздосадованный Льюин, вытряхивая бороду руками.
Гном поспешил в первый случайный двор. Внутри двора он заметил что-то вроде беседки, войдя в которую, обнаружил там мирно сидящего эльфа. Возможно, он мог помочь страннику.
- Льюин, к вашим услугам,- сказал гном.- Сюда меня недавно занесло. Известно ли вам место, где бы порядочный гном смог бы остановиться на ночь, а? И меня ещё интересует кухня. Я здесь, чтобы кое-что узнать у вас и... ну, и ещё чтобы кое-что продать.
Ночлег, кухня, рынок – вот что было важно Льюину.
Неожиданно гном заметил вдалеке стражников, зашевелившихся, увидев его рядом с местным жителем. Тут же они вознамерились подойти.
"Что им надо? Я пришёл не туда?"

+1

3

Темная сталь тяжелых осенних туч плотной завесой затянула небосклон над Амон Эрэб, крепостью, ставшей последним пристанищем для старших сыновей Феанора. Мутные капли  тоскливого осеннего дождя монотонно, одна за одной, разбивались о покатую крышу беседки, в которой Макалаурэ укрылся от непогоды. Эльф не спешил возвращаться к теплу домашнего очага, напротив, здесь он ощущал себя наиболее уместно и гармонично. Пасмурно было в саду, пасмурно было и на душе у Песнопевца. От природы склонный к меланхолии, нолдо, после плачевного исхода битвы Нирнаэт Арноэдиад,  все реже  выбирался из бездонной трясины тоски и уныния. Вот и сейчас, чуть прикрыв глаза, он привычно погрузился в мир собственных неизгладимых  воспоминаний,  из которых лишь немногие можно было бы назвать  хоть сколько-нибудь приятными.
Из цепких объятий горького полузабытья  Менестреля вырвал чей-то довольно настойчивый голос. Удивленный тем, что даже не расслышал шагов приближавшегося незнакомца из-за навязчивых грез, нолдо вздрогнул и устремил на гостя пристальный взор печальных серых глаз.
"Гном, - с удивлением констатировал сын Феанора, - но откуда, откуда ему здесь взяться? Или Моргот уже подчинил себе и гордых жителей подгорных пещер, и это один из его слуг, или шпионов, ибо кому, кроме Темного Валы есть дело до двух изгнанников, обреченных на годы бессмысленных сожалений, приближающих  бесславную погибель?"
Усилием воли Маглор отогнал от себя эту противоестественную мысль. Предательство Ульфанга никоим образом не ставило под сомнение честность пещерных мастеров.
"А что если он, под предлогом торговли, явился сюда, чтобы сообщить важные вести? Да, это больше похоже на правду. Только едва ли известия что он принес окажутся радостными"
Стражники неподвижно замерли на расстоянии выстрела от незваного и загадочного гостя, молча ожидая распоряжений своего лорда. Макалаурэ легким жестом руки приказал им вернуться на положенные посты. Может быть, появление этого гнома и было неожиданным, но нолдо ясно чувствовал - опасности от него не исходило.
- Приветствую тебя, если ты явился к нам с миром, - произнес эльф, глядя на гнома с печальной улыбкой, - гости редко наведываются в нашу обитель, но коль скоро ты тут, тебе не придется заботиться о столе и ночлеге. Мы с братом не забыли древних обычаев, и предоставим тебе место под нашим кровом. Если ты шел сюда по торговым делам, то не лучший ты выбрал путь, Льюин. В этом краю ты едва ли встретишь многочисленных покупателей. Впрочем, я бы не отказался взглянуть на твои товары.
Представлять себя Песнопевец не посчитал нужным. Льюин, целенаправленно явившийся в эту печальную крепость, определенно должен был знать, с кем он ведет беседу.
Менестрель со вздохом поднялся с деревянной скамьи, и поплотнее закутался в черный   видавший виды плащ с вышитой на нем характерной звездой Первого Дома. Выяснять истинную причину визита Льюина ( а Песнопевец не сомневался, что к сыновьям Феанора гнома привела причина куда более существенная, чем обыденные торговые дела),на холодном ветру под промозглым дождем было бы, пожалуй, невежливо.
- Вероятно ты проделал неблизкий путь, Льюин, и успел порядком утомиться в дороге. Предлагаю продолжить нашу беседу  под крышей более надежной, нежели эта, - с  этими словами, Маглор сделал пару шагов по направлению к достаточно внушительному для этих краев  строению.

+1

4

Эльф явно не ожидал увидеть перед собой гнома. Льюин не стал его винить и вообще вёл себя непринуждённо, как всегда. Стражники, которые остановились на полпути, неожиданно по взмаху вытянутой передней конечности нового знакомого пошли обратно на пост. Видно тот был эльфом большой величины, раз его слушалась охрана. Об этом также говорили его большой дом и двор, выглядевшие побогаче тех, которые Льюин видел по дороге. Неужели встречный происходил из знати? Так это было прекрасно! Если так, он мог всё рассказать и показать, если конечно не был надутым индюком. Но, кажется, опасениям гнома не суждено было оправдаться, перед ним сидел вполне порядочный местный житель, только какой-то грустный. Зато откликнулся на зов о помощи.
- Да, не откажусь,- сказал Черноволосый, когда речь зашла о крыше для обогрева.- Я благодарен.
Пришлось ещё раз намокнуть под дождём. Зато потом, после открытия искусно вырезанных из дерева и усиленных прочной сталью дверей, перед ним открылся красивый зал. Здесь дышалось свободно, правда было неуютно для жителя пещер. Гномы больше привыкли к жилищам под землёй.
- Красивый дом,- сказал Льюин.- Не терпится перекусить. Лошади у вас есть? Но я хочу найти кухню ещё и потому, что, как сказал я, мне хочется узнать секреты вашего мастерства, если вы, конечно, откроете их. Я имею в виду кулинарию. У нас в Красных холмах это было великим искусством. Но надо и на что-то жить. Поэтому буду рад показать тебе свои товары. Обещаю сбавить цену.
Гном прощупал небольшую сумку с вещами. Там у него было несколько статуэток, книга и другие предметы. Все они были сделаны предками Льюина. Как не жалко было с ними расставаться, но жизнь к этому подталкивала.
- Например, эти фигурки лошади и мумака,- продолжил гном, вытягивая пару вещиц.- Знаешь, что будет, если такая зверюга наступит на гнома? Блин!
Последнее слово Льюн будто выпалил.
Однако разговоры разговорами, а нужно было узнать дорогу в гостиную или трапезную.
- Куда дальше идти?
Пока Льюин ждал ответа, он вытянул ещё одну фигуру, положив другие в сумку. Пред ним предстала удивительной красоты рыбёшка. Рыба была большим символом Красных холмов. Когда-то один рыбак спас целый клан от гибели. Эту статуэтку когда-то подарил отец гнома его матери. Лучше было не продавать такую славную вещь.
- Подождите…,- начал бубнить под нос Льюин.- Почему тут изображён месяц Нагхада? Это же месяц Нагхада! Как я раньше не замечал? Я не понял.
Гость будто неожиданно переменился. Он стал задумчивым и… немного несчастным. Как будто ожидая ответа от эльфа, он взглянул в его ясное лицо, но потом снова повернулся к статуэтке.

0

5

Внутри помещения было тепло и чисто, впрочем, следов особенной роскоши не наблюдалось. На первый взгляд было непросто предположить, что в этом доме обитают гордые принцы нолдор, сыновья самого Феанора. Впрочем, как ни старались бы изгнанники, ни одна из их крепостей в Эндорэ не смогла бы приблизиться по своему совершенству и великолепию к прекраснейшему Тириону, их истинному дому, который навеки был запечатлен в сердце каждого.  Вслушавшись в гнетущую тишину пустого дома, Макалаурэ  не без сожаления отметил, что  Майтимо все еще не возвратился.  Было бы лучше, если бы старший собственнолично  выслушал вести посланца из первых уст. Гном, как и следовало ожидать, был голоден,  и как бы не хотелось  Песнопевцу поскорее услышать об истинных целях его визита, для начала следовало позаботиться о благополучии гостя.  Потому Маглор уверенно направился в сторону столовой, предлагая  новому знакомому следовать за ним.
- Сожалею, что не могу угостить тебя достойным образом, Льюин, однако времена нашего величия,  полагаю, уже миновали. Трапезу, что я могу предложить тебе едва ли можно назвать роскошной, впрочем на чашку горячей  похлебки, порцию свежей дичи и чашу доброго вина ты всегда можешь рассчитывать.
Не прекращая поддерживать вежливую  беседу с нежданным визитером,  Макалурэ без особого труда распахнул   тяжелые створки дверей, открывая взору гнома небольшую, но уютную столовую.
- Пожалуй,   у нас отыщется несколько сотен всадников, - ответил он без особой конкретики на вопрос Льюина о лошадях, - но почему ты  спрашиваешь об этом?
Вопросы собеседника однако становились все более странными.
"Кулинария?" -  Песнопевец с искренним недоумением  воззрился на своего спутника. "Неужели слух мой обманывает меня? Или этот гном вправду интересуется секретами приготовления пищи в час, когда мир в полушаге от гибели. Когда  темные орды Моргота... О, валар..."
-  Кулинария? - растерянно переспросил Маглор, -  тебя правда это интересует?
Между тем, гном, немало не смущаясь,  принялся вынимать из сумки разнообразные безделушки, попутно комментируя происходящее. Речи  Люьина с каждой минутой становились все более бессвязными, словно безумие постепенно овладевало сознанием чернобородого посланника. Окончательно растерявшись,  Макалаурэ машинально налил гостю вина из изысканно украшенного серебряного кубка.  Тем временем лицо гнома исказилось горестной гримасой.
- Льюин, да что с тобой приключилось?   Вероятно , в пути ты был ранен? - встревожено поинтересовался нолдо.
В самом деле,  необычное поведение гнома вполне могло объясняться бредом от воспалившейся раны.

0

6

Достойным образом? Да для голодного гнома было достаточно и горячей похлёбки, мяса и вина! Льюин готов был съесть всё, не зря же его прозвали гномом с тремя желудками. Правда, на этот раз с пищей он решил немного повременить, сейчас его намного больше интересовала статуэтка в его руке, чем содержимое котлов и запах с кухни. Что-то в этой статуэтке было для него не так.
- Ты очень добр,- сказал гном, на секунду отвлёкшись на собеседника.- И нет, я не ранен. Так и знал, что не все рассказы о вашем народе правда. Кулинария для нас такое же самое искусство как для вас резать самоцветы. Пожалуйста, подожди минутку.
Льюин сел в кресло, с благодарным кивком приняв вино. Отпив небольшой глоток, он снова стал крутить в руках деревянную рыбину. Знак, который так испугал гнома, никуда не исчез, хотя, по его мнению, он не должен был быть здесь. Значит, это было либо какой-то ошибкой, либо имелось другое объяснение.
- Здесь символ Нагхада – зимнего месяца в нашем календаре,- обрился гном к эльфу.- Но я ведь родился в месяце Чёрной листвы, или как мы его зовём, в Махтуне. Получается, мой отец, и моя мать вступили в брак до того, как я появился на свет. Эта статуэтка – свадебный подарок.
Путник неаккуратно поставил бокал на стол, чуть не перевернув его, следом закрыв лицо руками. Похоже, знак на статуэтке был настоящим. Из этого для него следовал тяжёлый и неутешительный вывод. Гном даже готов был разрыдаться, хотя не допустил этого.
- О нет,- сказал он, убирая рука от лица и поворачиваясь к ничего не понимающему собеседнику.- На мне худшее клеймо позора, которое можно только представить…. Я рождён в браке.
Традиции гномов Рудных холмов довольно заметно отличались в некоторых местах от традиций других народов. Так было и в вопросах брака. Родиться в женатой паре для Черноволосого значило то же самое, что жениться на орке.
С трудом справляясь со своим страшным горем, гном неутешительно склонил голову.

0

7

Выслушав весьма вразумительный ответ Льюина,  Макалаурэ почти убедился в том, что его собеседник отнюдь не жертва горячечного бреда. Вероятнее всего, этот гном от рождения был каким-то  таким, и его нынешнее состояние для него обычное дело. Однако сознание Менестреля все еще отказывалось окончательно принять сей невероятный факт.
- Значит,  ты проделал весь этот опасный путь, в столь нелегкое время, дабы расспросить сыновей Феанора о секретах кулинарии? - изумленно переспросил Маглор, разглядывая странного гостя, словно заморскую диковинку.
Впрочем, было очевидно, что как бы там ни было, в данный момент Льюин не слишком заинтересован тонкостями эльфийской кухни. Внимание гнома было приковано к загадочной статуэтке, а взор его был исполнен неподдельной печали. И, хотя причины скорби, столь внезапно охватившей гостя, были не совсем ясны Песнопевцу,  все же счел своим долгом, попытаться хоть как-то помочь своему новому знакомому. Осторожно подлив в чуть отпитую чашу вина, Маглор протянул гостю блюдо с жареной куропаткой, а затем утешительно произнес:
- Не вижу ничего дурного в том, чтобы родиться в браке, Льюин. Мои родители поженились задолго до того, как я появился на свет, и никогда никто не  попрекал меня этим.
Насколько было известно Менестрелю, брачные традиции гномов не слишком отличались от тех, что были присущи его народу. Правда, этот гном мало походил на всех прочих, с кем доводилось общаться Макалаурэ. Быть может, и  все его окружение придерживается не совсем традиционных взглядов на жизнь. Посему, поразмыслив, Песнопевец добавил:
- Впрочем, откуда ты можешь быть уверен, что твои родители вступили в брак до твоего рождения? Что если их свадьба состоялась на следующую зиму?

0

8

До сознания Льюина отдалённо долетели слова незнакомца о сыновьях Феанора, но его уже не волновали подобные вещи, ведь только что его жизнь в прямом смысле слова начала рушиться. Но всё-таки на вопрос он ответил, пусть равнодушно:
- Ну, не обязательно у них. О встрече с сыновьями Феанора я и не могу мечтать. А ты разве знаешь их?
Чтобы совсем не упасть вниз, гном поставил руку между лицом и столом. На блюдо, пододвинутое эльфом, он почти не обратил внимание. Есть почему-то перехотелось.
- Ты думаешь, всё Эндорэ исповедует те же традиции, что есть у вас?- спросил без злобы гном.- Далеко на востоке в Красных или Рудных холмах, там, откуда я родом, родиться в браке значило то же самое, что поцеловать орка. Мало приятного, согласись.
Родители никогда мне не врали. Помню, как они рассказывали мне как на свадьбе от души веселились, приглашали кучу гостей, как мать поила отца пивом, как отец кормил маму свадебной лошадью. Но они ничего не сказали о том, что поженились зимой, хотя год они называли. Год этот высечен на статуэтке. Вот откуда я знаю, что я родился после того, как они вступили в узы. Ну почему мир так несправедлив?! Почему они мне врали?

Льюин выпил залпом всё вино. Протерев рот бородой, он сказал:
- Мне нужно немного подумать. Где тут у вас гостевые покои? Благодарю тебя, друг, за гостеприимство, кто бы ты ни был. Я возьму немного фруктов?
Льюин всё-таки обратил внимание на еду. Пища была слишком привлекательной, хотя может сказывалась привычка гнома заедать горе.
"Я не вынесу такого позора,- подумал он.- Кажется, мне пора идти в эльфы. Не люблю я остроухих бездельников, но эти заморские эльфы не такие. Они тоже любят нашего создателя и тоже учились у него. Может среди них я найду просвещение и покой".
Гном устало взглянул на своего ясного собеседника.
- Не знаешь где тут хозяева?

+1

9

Искреннее горе гнома было столь неподдельным, что не могло не затронуть чувствительного сердца Менестреля. Болезненно-неприятное ощущение того, что оказать Льюину, хоть сколько-нибудь сушщественную помощь ему не по силам, тяжелым камнем легло на душу Маглора. Пододвинув к себе еще одну чашу, Макалаурэ на треть наполнил ее терпким вином, и неспешно отпил немного ароматного напитка. Льюин же, как и сам песнопевец незадолго до этой, поистине необычной встречи, погрузился в воспоминания о былом.
Немногие в последнее время ищут встречи с нами, - с горькой усмешкой сообщил эльф, - однако же, если ты мечтал увидеть сыновей Феанора, то один из них сидит прямо перед тобой. В здешних краях я известен как Маглор, хотя некогда родители называли меня иначе. И я один из хозяев этого дома.
Поднявшись из-за стола, Песнопевец встал напротив удрученного гнома.
- Я понимаю, что подобное известие надлежит как следует обдумать наедине, один из моих верных  проводит тебя в гостевые  покои, - в этот же миг призыв по осанвэ достиг сознания одного из стражей, - там ты найдешь все что необходимо для того, чтобы как следует отдохнуть от долгого пути и дурных вестей. Если же тебе понадобится еще что-то - просто окликни стражника, он будет дежурить в галерее  неподалеку.
Один из тех вооруженных нолдор, что прежде уже попадались на глаза Льюину, неслышной тенью возник на пороге трапезной.
- Я едва ли смогу помочь твоему горю, но не кажется ли тебе, Льюин, что всему виной какое-то недоразумение. Ведь ты не сталкивался ранее с презрительным отношением со стороны своих товарищей, ни так ли?
Страж у двери, недвижимый, словно каменное изваяние, терпеливо ожидал, пока лорд Маглор и его бородатый гость закончат свою беседу.

+1

10

Льюин чуть не разинул рот. Перед ним был один из сыновей Феанора, а он даже не узнал его! С другой стороны, гном всего лишь несколько раз посещал эльфов Первого дома, а принцев никогда в глаза не видел. Чего уж тут было удивляться?
- Маглор? Лорд Маглор?- переспросил Льюин.
О сыновьях Феанора шла недобрая молва, но о старших говорили как о справедливых и не лишённых достоинства правителях. Неужто гном и правда поселился под их крышей? До него не сразу дошла эта невероятная мысль. Он даже на мгновение забыл о своём горе.
- Ты – лорд Маглор?- выпалил он.- Так это замечательно!
Но, к сожалению, тёмные мысли вернулись очень быстро. Грусть не успела покинуть удивлённого лица гнома.
- Возможно, ты прав. Возможно, родители скрывали этот факт, чтобы меня не постигло презрение. Как жаль, что родные сейчас далеко. Они на востоке, переселились, когда нашу родину неожиданно разрушило землетрясение. Ещё раз благодарю за гостеприимство, теперь я всем буду рассказывать, что сыновья Феанора не так жестоки, как о них думали. Естественно, кроме врагов. С ними у меня только один язык – сталь. Ну, я пошёл. Надеюсь, ещё раз увидимся, добрый лорд.
Гном поклонился, собрал фрукты из корзины (причём все) и вышел из трапезной. Чувствовал он себя прескверно, но иногда озирался, ожидая увидеть ещё каких-нибудь принцев.
"Не зря ли я всё это сказал при сыне Феанора? Опозорился при такой славной персоне! Почему жизнь так несправедлива?"

На следующий день горе Льюина не стало меньше. Дождь так и не прекратился. Побегав утро и немного промокнув, гном продал несколько своих вещей, обменяв часть золота на нужные ему принадлежности. Возвращаясь в дом принцев, он неожиданно заметил в беседки вчерашнего знакомого, но прежде чем войти, Льюин прямо возле колонн места для отдыха перекинулся парой словечек со стражником.
- Привет, Гудрод. Пусть звёзда осветит твой ясный путь и пусть наступит равновесие в душе. Забыл вчера спросить, здесь только я один по причине страшной тайны прошлого или есть ещё кто-то? Или вам просто нравится таскать дурацкие луки?
Почувствовав на себе суровый взгляд, гном замолчал.
- Да, мы эльфы неразговорчивы,- сказал он.- Словами делу не поможешь.
Гном вошёл в беседку. За время, прошедшее со вчерашнего вечера, кое-что в нём изменилось. Теперь на нём был не старый зелёный потрёпанный плащ, а новый чёрно-красный, украшенный символами дома Феанора (которые позволительно было носить незнатным особам), а на спине помимо сумки из новых вещей висели лук и колчан.
- Пусть звезда осветит твой путь, лорд Маглор,- почтенно поздоровался и поклонился Льюн.- Я много думал за прошедшую ночь. Я хочу уйти туда, где мир и спокойствие позволят размышлять о превратностях жизни. Найдётся ли путнику место среди твоих подданных? Я хочу пойти в нолдор.
Неожиданно лук на спине гостя наклонился. Наверное, гном плохо повесил его. Всё-таки лук не предназначался для жителей гор. Поправив оружие, он снова спокойно взглянул на феаноринга.

+1

11

Утро выдалось не менее ненастным, чем предыдущее, впрочем,  Макалаурэ  всегда нравились осенние дожди, ибо помимо безграничной тоски и уныния, приносили они также покой и умиротворение усталым и мятущимся душам.  Ночь Песнопевец провел в библиотеке, изучая разнообразные манускрипты, посвященные жителям подгорных пещер, преимущественно авторства Карантира, который немало времени провел общаясь с этим диковинным народом. Однако, ему так и не удалось обнаружить какие-либо упоминания о необычных брачных традициях того племени, к которому принадлежал Льюин. Искренне сочувствуя несчастному гному, Маглор уповал отыскать какой-нибудь древний обряд, который позволил бы его гостю избавиться от порочащего его клейма. С восходом солнца, сын Феанора перебрался в свою излюбленную беседку, захватив с собою часть непрочитанных рукописей, и продолжил свои изыскания. Гудрод, которому было поручено охранять гнома, вскоре сообщил, что Льюин покинул жилище нолдорских принцев, и, вероятно, направился в город. Новость эта давала Маглору надежду, что возможно, преуспев в торговых делах, его новый знакомый хоть немного оправится от вчерашнего потрясения.
Время шло, однако древние письмена все так же не давали ответа на вопрос, интересующий феаноринга. Наконец, послышавшийся в саду звук шагов, отвлек Макалаурэ от чтения. В коренастой фигурке нолдо без труда опознал Льюина, хоть и выглядел гном на этот сей раз не совсем обычно. Вслед за гостем, по мокрой траве волочился новенький черный плащ, с хорошо знакомым Песнопевцу гербом первого дома, сшитый явно на существо, едва ли не в два раза повыше ростом, а за плечом гнома болтался настоящий нолдорский лук. Не успел Кано хоть как-то прокомментировать новый облик пришельца из Красных Холмов, как тот обратился к сыну Феанора со странной и сбивчивой речью.
Несколько минут Маглор молчал, осмысляя необычные слова гостя и, наконец, обратился к нему с ответными речами.
Приветствую и тебя, Льюин, и пусть новый день для тебя будет лучше вчерашнего. Если я правильно понял, ты решил посвятить себя служению Первому Дому? Я не стану отказывать тебе, хоть и никогда прежде ваши собратья не стремились выступать под нашими знаменами. Однако, если ты надеешься обрести здесь мир и спокойствие, то едва ли это возможно. Кроме того, твое  решение кажется мне слишком скоропалительным. Полагаю, тебе не помешало бы больше времени на размышления, прежде чем так кардинально менять собственную жизнь, ибо проклятие, что лежит на изгнанниках нолдор, беспощадно  и тем, кто сражается с нами плечом к плечу.

0

12

Гном поклонился.
- Я бы хотел задержаться, однако время на размышления я возьму. Премного благодарю, лорд.
Льюин вышел из беседки и под любопытными взглядами эльфов направился в сторону дома сыновей Феанора. Закрыв за собой дверь своей комнаты, он раскрыл сумку. Вытянув оттуда статуэтку рыбины, гном улёгся на кровать, став рассуждать, вспоминая светлые и ясные времена, когда его дом был ещё целым и когда они с отцом и матерью жили вместе. То были прекрасные времена, хоть и далёкие. Быть может, стоило отправиться на восток, чтобы расспросить обо всём родителей? Но где они сейчас? Гном потерял с ними контакт, хотя был уверен, что сможет их найти в одном из поселений, близких к руинам Красных холмов. К сожалению, они не сообщили куда именно направились.
"Наверное, лорд Маглор прав, они не говорили мне о моём происхождении, потому что не хотели насмешек в мой адрес,- подумал Льюин.- Значит, они любили меня".
Последнее было самым важным. Сжав семейную статуэтку у груди, гном молча просидел половину часа без движения. Сейчас он не мог думать ни о чём, кроме своего прошлого. Ну, почти.
"Хотел бы я отведать наши блюда с нашим хлебом, но и они далеко. Кстати, надо перекусить".
Эльфийские блюда хоть и были хороши, но гномья стряпня казалась ближе. Подметив это, гном вышел из комнаты, всё равно направившись на кухню. Похоже, его не пугало его умозаключение.
"Что сегодня на обед?"

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC